Содержание тома

Экономическая теория

Факторы и пути повышения инвестиционной привлекательности региона
Литвинцева Г.П.,  Голдобина А.А.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.2-243-266
УДК: 330.322, 332.14
Аннотация:

Инвестиции – это тот ресурс, который необходим для экономического развития на микро-, мезо- и макроуровнях. В современных условиях, когда субъекты Российской федерации выполняют значимые программы социально-экономического развития, особенно важна инвестиционная привлекательность территории. Повышение инвестиционной привлекательности и активизация инвестиционной деятельности в регионе являются необходимым условием усиления его конкурентоспособности. К этой проблеме постоянно обращаются исследователи разных научных направлений.

В работе последовательно рассмотрены теоретические и практические аспекты формирования и анализа инвестиционной привлекательности субъектов Российской Федерации. Акцент сделан на регионы Сибирского федерального округа и Новосибирскую область. Временной период анализа – 2006–2017 гг. Использована официальная информация Федеральной службы государственной статистики России. Обобщены наиболее важные характеристики инвестиционной привлекательности региона, показана связь этого понятия с такими категориями, как инвестиционный потенциал и риск, а также инвестиционный климат. Выделены основные методики оценки инвестиционной привлекательности региона, как на основе функционально-организационных групп, так и по применяемым методам.

Инвестиционная привлекательность регионов Сибирского федерального округа оценивалась на основе модифицированного авторами подхода, включающего расчет годовых и средних коэффициентов безрисковой отдачи инвестиций в основной капитал за рассматриваемый период. Особое внимание обращалось на регионы округа с промышленной специализацией. Новосибирская область как административный центр Сибирского федерального округа привлекает особое внимание. Поэтому исследована инвестиционная привлекательность этой области и факторы, на нее влияющие, с помощью корреляционно-регрессионного анализа. Выделены наиболее значимые факторы, которые препятствуют повышению инвестиционной привлекательности региона. Рассмотрены особенности государственного регулирования инвестиционной привлекательности на региональном уровне. Охарактеризованы мероприятия по ее повышению, предусмотренные областными программными документами. На основании проведенных расчетов сформулированы дополнительные меры, способствующие повышению инвестиционной привлекательности Новосибирской области, а значит, ее конкурентоспособности в долгосрочной перспективе.

Проклятие безналичности и денежные партизаны: репрессивная функция технологически развитых денег
Хаустов Д.С.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.2-267-291
УДК: 336.741.22
Аннотация:

В статье дан обзор актуальных работ, посвященных проблемам природы денег в современном мире. На примере основных положений книг Ф. Мартина «Money. Неофициальная биография денег» и К. Рогоффа «Проклятие наличности» рассматриваются проблемы сущности денег и их функций. Автор формулирует ключевые противоречия категории «деньги», отвечая на вопрос, чем являются деньги – социальным соглашением или твердым количеством драгоценного металла, что обсуждается в книге Ф. Мартина. В частности, деньги «примитивных» народов могут быть в высшей степени абстрактными и неудобными для накопления – фидуциарными деньгами, стимулирующими доверительные отношения. Этот тезис иллюстрируется денежной системой островов Яп в Тихом океане. Вильям Лаундс, секретарь английского казначейства в конце XVII в., полагал, что деньги – это система кредитных счетов и погашения долгов, в которой наличные играют роль иллюстрации состояния индивидуального счета члена общества. О. Шпенглер писал, что деньги – это функция, сила, ценность которой заключается в их действии, а не в простом наличии. Анализируются локальные денежные системы, деньги с демереджем, отрицательные процентные ставки. Рассматривается идея возможного отказа от наличного обращения. Интересен опыт так называемых «денежных партизан» – локальных платежных систем, которые работают параллельно с официальным денежным обращением. Объясняются причины отказа от бумажных денег в пользу металлических в средневековом Китае. Практика финансистов Хубилая, возможно, была одним из факторов падения династии Юань. Обращение двойной валюты, вероятно, впервые в истории было использовано как репрессивный хозяйственный механизм в столь широких масштабах. Введение значительных отрицательных процентных ставок может стимулировать различные социальные практики, которые можно охарактеризовать как «коррупция». Сделан вывод о наличии категориальной дихотомии в структуре понятия «деньги» – деньги как товар и как инструмент транзита долгов. Автор полагает, что технологически развитые формы денег могут исполнять репрессивную функцию: вероятно, можно говорить о своеобразном денежном киберпанке по аналогии с киберпанком – жанром научной фантастики, описывающим упадок человеческой культуры на фоне технологического прогресса в компьютерную эпоху. Репрессивная функция денег во многих случаях является латентной для денежного обращения как социального института.

О подходе к априорному оцениванию в финансовых задачах
Алексеев Е.Е.,  Серга Л.К.,  Рыжков О.Ю.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.2-292-301
УДК: 336.018
Аннотация:

В процессе управления финансами регулярно возникают задачи принятия решений о значении той или иной величины в условиях неопределенности. Для таких решений активно применяются статистические методы, однако во многих случаях исходная информация недостаточна и/или субъективна. В статье рассмотрена проблема оценивания финансовых величин в условиях отсутствия, недостаточности или неприменимости статистических данных. Рассмотрен подход к априорному оцениванию, основанный на формировании неискаженного базиса оценки с включением в него максимального числа допустимых альтернатив и на применении статистико-игрового подхода к оцениванию. Оценка, полученная с применением предложенного подхода, отличается устойчивостью и воспроизводимостью, что минимизирует ожидаемую абсолютную ошибку оценивания. Предложенный подход смещает акцент в работе специалистов с собственно выполнения расчетов на поиск и анализ допустимости альтернатив, т.е. на формирование полного, всестороннего и обоснованного базиса оценки. Обсуждается возможность применения данного подхода при организации финансового управленческого учета в вузе. Рассмотрены задачи системы финансового управленческого учета в вузе, определены финансовые величины, используемые в управленческом учете, для оценивания которых априорный подход может быть применен с наибольшей эффективностью.

Аналитика искусства

Визуальный и музыкальный символизм как метод художественной христианской гомилетики Рихарда Вагнера
Шаров К.С.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.2-302-324
УДК: 82+930.272+782
Аннотация:

В статье рассматривается визуальная символика, используемая немецким композитором Рихардом Вагнером (1813-1883) в операх «Парсифаль», «Лоэнгрин», «Тангейзер» и «Тристан и Изольда», а также музыкальные особенности данных опер, характерные черты либретто и авторские замечания по балету, непосредственно связанные с визуальными символами. Показано, что визуальная символика Вагнера в рассмотренных произведениях является христианской и либо отсылает к визуальным символам Ветхого и Нового Заветов, либо представляет вариант переинтерпретации композитором античных и древневосточных символов в христианском ключе. Установлено, что Вагнер в четырех рассматриваемых операх формирует христианскую гомилетику (искусство религиозной проповеди) на лингвистическом (либретто) и металингвистическом (музыка, танец, сценография, авторские ремарки в партитуре) уровнях как часть своей методологии Gesamtkunstwerk. Визуальный символизм используется композитором для выстраивания в своих операх целостного проповеднического нарратива. Несмотря на то, что Вагнер не был воцерковленным христианином и не примыкал ни к одной христианской деноминации (он отстаивал идеи религиозного синкретизма в шеллингианском стиле), в своих операх он предстает христианским религиозным проповедником. Его проповедь неканонична с точки зрения традиционного богословия, однако она помогла многим людям, близким к немецким артистическим кругам в XIX в. прийти к принятию христианства, т.е. существуют исторические свидетельства того, что вагнеровская неканоничная проповедь явилась достаточно успешной гомилетической методологией. В статье на основе анализа вагнеровской оперной визуальной семиотики делается вывод, что визуальный символизм, вплетенный в методологию Gesamtkunstwerk, является одной из главных составляющих вагнеровской гомилетической программы.

Десктоп-фильм как художественная рефлексия идей постгуманизма
Родионова М.Н.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.2-325-339
Аннотация:

В статье характеризуется новый жанр современного кинематографа – десктоп-фильм (desktop film, screen share movie). Рассматриваются общие характеристики данного киножанра и его философская основа. Десктоп-фильм можно определить как форму искусства, отражающую средствами кино концепции постгуманизма. Постгуманизм представляет современного человека как субъекта, опосредованного новыми компьютерными и информационными технологиями. На материале фильма Э. Никкола «Анон» (2018 г.) рассматриваются особенности новой телесности постгуманистического человека (постчеловека). Постчеловек обладает новым типом телесности. Он подразумевает наличие у постчеловека двух типов тел – киборгического тела, дополненного технологическими расширениями, и символического цифрового тела, состоящего из данных и хранящегося в виртуальных базах данных. Местом пересечения этих новых типов телесности становится экран. В десктоп-фильме – жанре, определяющей характеристикой которого является действие, происходящее на экране компьютеров или мобильных устройств, наблюдается тенденция к буквальному или метафорическому слиянию персонажей-людей с экранами. Физические тела персонажей десктоп-фильмов находятся в тесной связи с экранными устройствами. Их цифровые тела также создаются, демонстрируются и хранятся с помощью экранов. Таким образом, десктоп-фильм является реакцией современной культуры на происходящие в современном мире изменения отношений между техникой и человеком в сторону их симбиоза. Анализ фильма Э. Никкола «Анон», выполненного в стилистике «кинематографа постчеловеческой паники», демонстрирует перспективы развития этого симбиоза и его последствия, к наиболее серьезным из которых относится фрагментация личности.

Влияние мировых войн на образ европейской и американской женщины
Вербовая А.Ю.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.2-340-353
УДК: 769.91; 94(48).081/82
Аннотация:

В статье анализируется образ европейской и американской женщины, отраженный в плакате и моде военного времени. Две мировые войны ХХ в. оказали большое влияние на многие сферы жизни людей Западного мира, в том числе на положение и образ женщины. Благодаря этому влиянию в период двух мировых войн окончательно окрепли и получили свое развитие идеи феминизма и гендерной демократизации общества, которые зародились еще в конце XVIII в. и окрепли к концу XIX столетия. Во многом эти идеи были реализованы за счет активного участия женщин в работе в тылу, где они заменили ушедших на войну мужчин, а также отчасти и на полях сражений, где женщины служили медсестрами, поварами, секретарями, разведчицами и связистками. Реализация этих идей способствовала изменению роли женщины в обществе, а вместе с этим и ее внешнего облика. Все эти изменения нашли свое отражение в плакате и моде военного времени. Плакат военного времени, использовавший женские образы, формировал наряду с традиционным образом слабой женщины, нуждающейся в защите и покровительстве со стороны мужчин, также образ женщины-помощницы и соратницы, готовой выполнить мужскую работу в тылу и отчасти на фронте. Изменения в облике женщины, отразившиеся в моде этого времени, свидетельствуют о значительной ее эмансипации. Женщина сменила сложный и непрактичный костюм и обувь на одежду, которая могла быть быстро надета, была пригодна для движения и работы. Новый образ женщины стал соответствовать ее новому социальному статусу, расширению ее сферы деятельности.

Расподобление романтизма в творчестве Н.В. Гоголя (на примере повести «Коляска»)
Вранчан Е.В.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.2-354-365
УДК: 821.161.1
Аннотация:

Данная статья посвящена рассмотрению фабульных историй показа персонажей гоголевской повести «Коляска» в контексте постромантической литературной рефлексии автора. В связи с этим обращает на себя внимание риторический прием – наделение персонажа-лошади женским именем, отсылающий к романтическим женским образам и позволяющий рассмотреть фабульную историю показа как историю расподобления персонажа в духе романтической иронии. В таком способе реализации риторического приема видится преломление разных элементов: фольклорных, сентиментально-романтических, натуралистических, что обусловлено сменой литературных парадигм в первой половине XIX в., когда закладывались эстетические основы натуральной школы и русского реализма. Это проявляется у Гоголя и в способе изображения вещи, при котором образ экипажа постигается как предметное воплощение образа героя. Отмечено, что экипаж и лошадь осмысливаются в сюжетном пространстве повести «Коляска» и как элементы бытовой культуры, и как элементы эстетической реальности. В способе их изображения выявляется то архаическая природа, отсылающая к фольклору народов Кавказа, то стилевые тенденции пародийного «путешествия воображения», отсылающие к вымышленным путешествиям героя-плута, то романтические тенденции антропоморфизации животного, отсылающие к байроновскому типу «южной красавицы». Эти стилевые тенденции находят свое отражение не только в художественном мире Гоголя, но и в творчестве А.А. Бестужева-Марлинского, П.А. Вяземского, А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова. При этом подчеркивается, что Н.В. Гоголь, в отличие от своих предшественников и современников, стремился к постромантическому «приземлению» образа персонажа и за счет фантастической в своей основе детализации, и за счет своеобразной реализации риторических приемов.

Fashion studies как автономное поле дискурса: дисциплинарное измерение
Петренко В.В.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.2-366-381
УДК: 304.2
Аннотация:

В статье ставится вопрос о дисциплинарном измерении исследований, попадающих в разряд fashion studies. Выявление специфики дисциплинарного статуса исследований моды способствует оформлению этой региональной аналитики в качестве полноценного теоретического дискурса и позволяет точнее определиться с фундирующим ее методологическим горизонтом. «Модное исследование» предстает в пересечении позитивистской и, позже, не-позитивистской логики представления – как аналитическое завоевание обособившихся в отдельные поля дискурса cultural studies, различных «философий субъекта» и социальной теории новейшего образца. Названы причины обращения гуманитарного и социогуманитарного познания к моде как выразительному паттерну современной социальности. Подробно проанализированы социокультурные основания интереса к fashion studies со стороны собственно философских, социально-философских и культурфилософских оптик. Это обстоятельство исключительно важно, поскольку социокультурное измерение естественным порядком встроено в горизонт исследовательского интереса, оно формирует наклонности познающего субъекта, оформляя эпистемологический предрассудок и предпонимание из горизонта актуальных жизнемирных полаганий. Отдельно обсуждается вопрос о передефинировании и переструктурировании философского знания, теперь заинтересованного в проектах, напрямую связанных с повседневностью как аккумуляцией опыта практически-жизненного отношения к себе и к миру, что отличает моду как выразительную разновидность праксиса. Показано, что наблюдается отчетливая тенденция сдвига от привычного позитивистского – социологического в своей основе – изучения моды как социального института в сторону феноменологического и философско-антропологического ее представления. Оно релевантно общефилософской постановке вопроса о субъекте и способах его конституирования. Это тот разворот возможностей, который современному взгляду на моду обеспечил новый методологический тренд. В философии Новейшего времени он категориально оформлен как перформативизация социальной и исторической эпистемологии. Логика такого представления уходит корнями в философию языка. В то же время значительное место в связи с fashion studies отведено собственно историческому контексту. Показано, что мода в формате пластически представленного праксиса свидетельствует о смене господствующих парадигм, дающих представление о способах конституирования субъекта, что она указывает направление развития  и артикулирует любые подвижки в формах организации субъективного опыта. В статье рассмотрены перспективы дальнейшего вхождения моды в предметную область современного социогуманитарного познания, по преимуществу, ориентированного философски.

Цифровизация художественного музея: хаб-концепция
Шестак Я.М.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.2-382-403
УДК: 069/004.9
Аннотация:

Статья посвящена вопросам использования компьютерных технологий в современных художественных музеях. Рассмотрена проблема создания современной цифровой инфраструктуры художественного музея, которая в идеале должна обеспечить не только выполнение рутинных функций, например, учета объектов коллекции, допуска посетителей и охраны музея, но и информационных и культурно-досуговых функций для обеспечения коммуникационного взаимодействия зрителя и музея. При реализации каждого из направлений задействуются свои способы. Эти способы учитывают, что мы живем в информационную эпоху, которая характеризуется широкими возможностями использования новых компьютерных технологий в целях повышения способностей человека, получения информации и ее освоения. Обсуждается проблема восприятия объектов культурного наследия, сохранившихся «сквозь века», современным зрителем. Определена глобальная цель цифровизации музея – поддержание художественно-композиционного диалога в триаде «творец – объект искусства – зритель» на уровне, который изначально был заложен автором объекта культурного наследия, без учета временнóй деформации общества и личности (зрителя).
Предложена классификация технологий цифровизации по двум группам: пассивные, выполняющие в музее рутинные функции, и активные, обеспечивающие акцентирование зрителя на главных идеях авторов-творцов, заложенных в объекты культурного наследия. Рассмотрены проекты и программы, созданные в мировом культурном сообществе, использующие когнитивные компьютерные системы и системы искусственного интеллекта и обеспечивающие освоение культурного наследия посредством социоперсональных взаимодействий. Эти проекты базируются на «профилировании» посетителей, их типологии, разработанной как репрезентативное описание различных людей, составляющей базу посетителей данного музея.
Сформулирована хаб-концепция цифровизации художественного музея, основанная на разбиении используемого в музее компьютерного обеспечения на несколько кластеров по соответствующим разделам музейной коллекции и объединяемых компьютерной сетью с общим центром, обеспечивающим коммуникативную функцию музея и преодоление когнитивного диссонанса из-за границ восприятия, языка и исторических дистанций, которыми окружены экспонируемые объекты. Хаб-концепция цифровизации художественного музея учитывает подготовленность современного зрителя и позволяет рассчитывать на восстановление художественно-композиционного диалога.

Маяковский, Брики и чекисты
Тепляков А.Г.,  Шиловский Д.М.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.2-404-428
УДК: 94(47).084.5; 821.1 61.1
Аннотация:

Госбезопасность активно работала среди творческой интеллигенции, поддерживая лояльную часть и накапливая компрометирующие материалы в отношении противников режима. Вокруг Маяковского и его литературного окружения деятельно работали негласные агенты ОГПУ Осип и Лиля Брики. Характерно, что для творческих группировок модернистского толка было типичным вхождение в систему большевистских патрон-клиентских отношений. Авангардисты от искусства считали себя частью революции, поэтому не брезговали и охранными структурами новой власти. Чекист и литератор О.М. Брик официально завершил свою работу в начале 1924 г., однако сохранил широкие знакомства с чекистами, держа популярный в Москве литературный салон. Разумеется, чекисты посещали (организовывали) и другие салоны, но именно к Маяковскому и Брикам ходили как к своим, представляя симбиоз власти и литературы на идущей от символизма основе жизнестроительства: Брик и Маяковский писали настоящие гимны в честь «солдат Дзержинского», а сотрудники тайной полиции отправляли Лили Юрьевну Брик за границу со своими поручениями. Маяковскому нравилось играть роль не только в литературном процессе: он проявлял к советской охранке интерес и художника, и зависимого от нее выгодополучателя. Но когда государство, борясь с оппозицией, стало сажать и расстреливать чекистов и литераторов, поэт испытал глубокое
разочарование в прежних идеалах, что повлияло на его решение о самоубийстве.
В публикации анализируются вводимые в оборот новые материалы о биографии В.В. Маяковского и его ближайшего окружения: мемуарный посвященный в значительной степени Лиле Брик. Предлагаемые документы расширяют наши знания о поэте и его окружении, которое правильно было бы называть литературно-чекистским. 

Проблемы национального дискурса

Философия дзэн-буддизма как фактор становления самоидентификации в японском обществе
Родичева И.С.,  Новикова О.С.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.2-429-442
УДК: 1(091) 294.3
Аннотация:

Философскому рассмотрению подвергается понятие «самоидентификация» в японском обществе, категориальная недоопределенность которого порождает значительные трудности в оперировании им. Анализируются вопросы, касающиеся влияния философии дзэн-буддизма на способы, пути и особенности процесса формирования идентификации японцев. Ритуалы, идущие с древних времён и поддерживаемые современной японской традицией; высокая степень рефлексии; практика медитативности, как одна из главных черт дзэн-буддийской культуры; понимание принципа «пустотности»; общинная организация японцев – это характеристики, которые выделяются в качестве ключевых, исследуются как базовая основа при конструировании идентичности. Акцентируется внимание на том, что именно дзэн-буддийские философские установки определяются как средство для решения проблемы негативности предписанной идентичности в четко иерархиезированном сословном обществе Японии, поскольку через концепт «пустотности» формируется идея о смиренном принятии своих статусных параметров в бытовой жизни. Рассматривается основной фактор формирования любого вида идентичности – сопоставление себя и другого, при анализе которого также обнаруживается влияние буддийской философии и определяется такой базисный аспект самоидентификации, как включенность в систему «свой–чужой», поскольку представление о своей референтной группе как о «значимых своих» выражается буддийским термином «мир сущего» (санскр. дхарма-дхату). При выявлении высокоразвитой способности японцев к заимствованию и адаптации, как способу взаимодействия с иным, обозначенная адаптация ярко проявляет себя именно в ходе заимствования буддизма. Стремление к гармонизации внутреннего мира через практику умиротворенного созерцания (санскр. дхьяни) как высшему достижению и базовому принципу дзэн-буддизма определяется как важный фактор, обусловливающий нормы поведения в японском обществе. Отталкиваясь от концепта созерцательности, исследование затрагивает еще один важный элемент японской дзэнской культуры – иероглифическую письменность. Сигнификационная, коннотационная и денотационная нагруженность письменности в Японии, дополненная этическим содержанием, оказывает огромное влияние на сам процесс самоидентификации личности посредством механизмов нелокальности, инициируя тот или иной культурный этап в развитии общества.

Кризис идентификации в переходный период развития общества: опыт Азербайджана
Якубова Н.Ш.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.2-443-453
УДК: 008
Аннотация:

В статье анализируется опыт переходного периода конца ХХ – начала XXI в. на примере Азербайджана, что актуально для всех обретших независимость постсоветских стран.  Самоидентификация людей, связанность их с определенными ценностями создают их картину мира (в советское время она
определялась моделью «советского человека»). Кризис идентичности проявляется при распаде общепринятых норм и ценностей. В статье речь идет о воздействии социальных проблем переходного периода на нравственные ценности, когда, стремясь к удовлетворению материальных потребностей, многие
люди выбирают легкие и краткие пути, зачастую преступая закон. Нравственные ценности слабеют, искажаются представления о норме. Причиной этого, по мнению автора, является то, что общество, за долгое время привыкшее к социалистическим правилам, не может приспособиться к условиям чуждого ему
капитализма, к чему применим термин Э. Дюркгейма «аномия».
Считалось, что формирование единой национальной идентичности в Азербайджане завершилось в начале ХХ в., но процессы, наблюдаемые в конце ХХ в., показали, что это не так. В этот период в гипертрофированном виде начали проявляться отдельные элементы национальной идентичности – тюркизм, исламизм. Отмечено, что появилась потребность в единой модели, объединяющей людей как в моральной сфере, так и в сфере идентичности. Как правило, в качестве образца для национального государственного строительства рассматривается путь, пройденный европейскими странами. Показано, что в новых национальных государствах, таких как Азербайджан, формирование национальной идентичности является трудным процессом. Можно сказать, что сегодня нравственные ценности в Азербайджане всё еще не стабилизировались и не сформировалась модель, которую можно было рассматривать в качестве образца. Азербайджан сегодня представляется пространством, в котором объединяются особенности национальной культуры, советского прошлого и рыночной экономики.
В ходе исследования феноменологический и  интеракционистский подходы помогли понять взаимоотношения человека и общества. Историко-сравнительный метод использовался для изучения исторических основ идентификационных моделей. Исследование было основано на исторических и объективных принципах.