Содержание тома

От редактора

Философия: традиции и современность

Логика второй части «Компендиума Абхидхармы» Асанги и структура буддийских практик
Бурмистров С.Л.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.1-11-30
УДК: 294.3
Аннотация:

Логическая структура второй части «Компендиума Абхидхармы» (Abhidharma-samuccaya) Асанги (IV в.) соответствует организации буддийской практики, ведущей к достижению высшей религиозной цели буддизма – просветлению (nirvāṇa). Первая глава II части посвящена разъяснению сути четырех благородных истин – основы учения Будды, которая должна быть постигнута учеником. Первая благородная истина, или истина страдания (duḥkha-satya), провозглашает принципиальную неудовлетворительность всякого существования в колесе перерождений (saṃsāra), связанную со всеобщей изменчивостью. Вторая благородная истина, или истина возникновения страдания (duḥkha-samudāya-satya), указывает на испытываемую всяким живым существом жажду (tṛṣṇā) существования, порождаемую присущими любому сансарическому сознанию аффектами. Третья благородная истина, или истина устранения страдания (duḥkha-nirodha-satya), указывает на возможность выхода из сансары. Наконец, четвертая благородная истина, или истина пути устранения страдания (duḥkha-nirodha-mārga-satya), разъясняет способы преодоления сансарического существования, суть которых – искоренение аффектов, присутствующих в непросветленном сознании с безначальных времен и являющихся причиной сансары; в этом разделе «Компендиума Абхидхармы» рассматривается буддийская религиозная антропология, включающая учение о непросветленной личности и о личностях, осуществляющих на практике буддийские религиозные идеалы. Во второй главе говорится о текстах, в которых представлено учение. В третьей главе представлена буддийская типология личностей и результаты, которых адепт должен достичь в ходе практики. Здесь рассматриваются вопросы дисциплинарной и психотехнической практики в связи с буддийской религиозной антропологией. Наконец, четвертая глава разъясняет принципы построения проповедей и дискуссий с оппонентами. Логика второй части «Компендиума Абхидхармы» построена на следующем принципе: от истин, которые должен постичь адепт, к анализу его собственной личности и личностей тех, кому он проповедует, и к содержанию того, что они должны обрести в результате практики, а от этого – к принципам теории аргументации.

Символ границы в мифе о Дедале и Икаре
Денисова Т.Ю.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.1-31-42
УДК: 1 (091); 115
Аннотация:

В центре внимания статьи находится один из самых известных древних мифов о Дедале и Икаре. Этот миф истолкован через призму универсальной метафизической проблемы границы, в корреляции с проблемой человеческой сущности и существования. Целью является представление диалектического единства двух моделей взаимоотношений мира и человека и двух моделей достижения самоидентификации человека в процессе установления актуальных границ и попыток их преодоления. Человек для того, чтобы быть собой, в равной степени нуждается в том, чтобы установить и обозначить свои пределы, и чтобы преодолеть их. Более того, он может открыть свои границы только в момент их пересечения. Таким образом, экзистирование всегда связано с трансцендентными актами, с процессом установления и разрушения границ. Как установление границ, так и их разрушение соответствуют природе человека и его основным жизненным потребностям. Икар собственной гибелью устанавливает (узнает) фактические границы человека, которые он игнорировал раньше. Дедал устанавливает (прокладывает) новые границы, преодолевая прежние своими техническими изобретениями.

Воспоминание в контексте концепции времени Э. Гуссерля
Баталова Я.В.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.1-43-56
УДК: 165.324
Аннотация:

В статье анализируется особый статус акта воспоминания в контексте концепции времени Э. Гуссерля. Исследование отталкивается от тезиса о том, что введение таких свойств сознания, как темпоральность и интенциональность, дают Гуссерлю возможность выстроить новую концепцию сознания и показать, как в нем протекает время. Подобной концепции свойственен особый способ существования воспоминания в сознании, обращенном на длящиеся во времени объекты. Сознание пребывает при этом в непрерывно длящемся потоке временности. Способ существования воспоминания в сознании и ответ на вопрос о том, как наше сознание может обращаться к воспоминанию, и являются предметом статьи. Приводится обзор работ, испытавших влияние теории времени Гуссерля (Ж.-П. Сартра, М. Мерло-Понти, П. Рикёра) и по-своему интерпретирующих воспоминание. Работа воспоминания разбирается на материале сочинений Гуссерля «Идеи I», «Лекции о феноменологии внутреннего сознания времени», «Логические исследования». В статье приводятся аргументы, подтверждающие тезис о том, что специфика воспоминания заключается в отличии содержания восприятия прошлого и воспроизведении сознания прошлого, которое воспринимало это содержание. Наконец, понимание воспоминания как процесса постоянно меняющейся репродукции сознания прошлого, которое сосуществует в процессе воспоминания с сознанием настоящего, позволит утвердиться в том, что воспоминание существует в сознании не как статичный и постепенно стирающийся отпечаток, а как постоянно длящийся процесс. Воспоминание взаимодействует с непрерывно изменяющимся сознанием, которое здесь понимается как длящийся акт. Из обоснования тезисов станет видно, почему непрерывно длящееся взаимодействие воспоминания и сознания возможно только в измерении абсолютного потока.

Размышления о посвящении
Любимова Т.Б.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.1-57-76
УДК: 211
Аннотация:

Аннотация

Посвящение есть наиболее древнее и фундаментальное основание существования цивилизации. Формы посвящения менялись со временем, однако цель его оставалась одной. Самую древнюю форму посвящения мы находим в шаманизме. Позже происходит его гибридизация при взаимодействии с более сложными и организованными религиями. Современная цивилизация утратила изначальный смысл ритуалов посвящения. Его символы, темы и сюжеты перешли в поэзию и литературу. В этой связи в статье рассматриваются идеи М. Элиаде. Целью нашего исследования было показать глубинные причины превращения традиционной цивилизации в техногенную. В учении о Единой Традиции это явление считается деградацией. Рене Генон находит причину деградации западной цивилизации в сужении ее интеллектуального горизонта. Резкое снижение интеллектуального уровня, рационализм и материализм в философии, сведение всего к количеству характерны для западной философии. Это оказало негативное влияние и на цивилизации Востока. С этим также связана деградация посвящения. Антитрадиционное общество породило формы фиктивного посвящения. Нельзя, однако, отрицать существования подлинного, но тайного посвящения. Генон считает, что подлинное посвящение есть связь с высшим принципом бытия, метафизическим истоком всего сущего. В нашем исследовании мы постарались показать необоснованность и несправедливость предубеждений по отношению к учению о единой Традиции, раскрыть духовный смысл древних форм посвящения. Показано, что единство Традиции обеспечивается не преемственностью культурных форм; эти формы есть только символическое выражение Традиции. Сама Традиция, как и посвящения, превосходит условия человеческого существования.

Реформационные константы Джона Локка
Шипилов А.В.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.1-77-85
УДК: 141.4
Аннотация:

Традиция изучения философии Джона Локка в России насчитывает более 200 лет, однако религиозная составляющая его системы зачастую выпадала из поля интересов отечественных исследователей. Основные теологические работы Локка до сих пор не переведены на русский язык, в то время как в западной традиции Локк считается одним из ключевых мыслителей протестантизма. В этой статье теологическое сочинение Джона Локка «Разумность христианства» рассматривается в контексте конфессиональных протестантских дискуссий. Руководствуясь опытом прочтения библейского текста, Локк пересматривает основания современных ему богословских систем. С точки зрения Локка, теологические системы существующих христианских деноминаций не являются удовлетворительными. Локк считает, что для того чтобы привести мнения различных церквей и общин к согласию, нужно выделить только одну необходимую доктрину, гласящую, что Иисус есть Мессия. Сочинение было издано Локком анонимно в 1695 г., и после публикации книги автора обвинили в симпатии к деизму, социнианству и атеизму. Трактат Локка и дискуссии вокруг него обозначили вектор развития философско-теологической полемики конца XVIIXVIII вв. Авторский метод изучения библейского текста, предложенный Локком, исходит из гносеологических оснований, изложенных в «Опыте о человеческом разумении». Предлагая сенсуалистический способ интерпретации Священного Писания, Локк выходит за рамки церковной ортодоксии.

Что такое «эксперимент» в медицинской системе Парацельса?
Струговщикова У.С.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.1-86-106
УДК: 001.5
Аннотация:

Статья посвящена истокам становления медицины Ренессанса в качестве научной экспериментальной дисциплины. При этом учитываются экономические, социальные и научные процессы, имевшие прямое и косвенное влияние на формирование научной среды эпохи Возрождения. Среди них: паломнические пути, ярмарки, в том числе книжные, войны, географические открытия, учреждение религиозных миссий, изобретение книгопечатания, переписка ученых из разных стран. Эпоха Возрождения дала много ярких личностей в разных областях: Коперник в физике, Лютер в богословии, Тициан в живописи, Микеланджело в архитектуре и многие другие. В медицине одной из ярчайших личностей был Парацельс, врач, объединивший «высокую» университетскую терапию с «низкими» ремесленными хирургическими практиками, прежде считавшимися недостойными занятиями для благородных мужей, а также введший химию в медицинскую практику. Заслугой Парацельса является также систематизация знания прежних эпох и включение этого знания в собственную медицинскую систему. Отмечено, что система Парацельса строится на взаимодействии выделяемых им трех видов знания: знании (theoria, scientia) – опыте (erfahrenheit, experientia) – эксперименте (experiment, experimentum). Показано, что при этом Парацельс подчеркивает важность опытности (experientia), которую врач обретает в странствиях, противопоставляя ее теоретическому, умозрительному обучению на медицинских факультетах.

Объяснение взаимодействий трех видов знаний сопоставимо с современными подходами в определении эксперимента, которое у разных ученых «звучит» по-разному, обретая собственный смысл. В качестве примеров для сопоставления были выбраны определения эксперимента у Галилея, Нильса Бора и Яна Хакинга.

 В статье также уделено внимание лаборатории Парацельса как некоему пространству, объединившему в себе разные факторы: природные, социальные, технические и экономические, где взаимодействуют живые (доктор, пациент, другие люди, животные, растения и грибы) и неживые сущности (знаки, тексты, учения). Когда эти сущности коммуницируют друг с другом, возникает новое знание.

Понятие «воля»: на пути от философии к психологии
Черкашина В.В.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.1-107-118
УДК: 159.947, 141.5
Аннотация:

В статье анализируются сложности становления психологического понятия «воля». Автор приходит к выводу, что это понятие до сих пор является скорее философским, чем научным. Рассматривается вопрос о необходимости понятия «воля» для психологии, различные подходы к его определению. Впервые в центр внимания ставятся возможности измерить волю, которые открываются в ходе исследования истории таких попыток. Анализируются методики, которые используются для измерения различных аспектов феномена воли. Так, с позиции теории измерений рассматриваются различные эксперименты, вызывающие и фиксирующие физиологические изменения в ходе волевого усилия или время его удержания, применение тестовых методик, использования шкал порядка. С позиции теории измерений и экспериментальной психологии разбирается возможность такого измерения, анализируются возможные ошибки и трудности. Констатируется, что для практических целей как минимум применим метод экспертной оценки и формирование шкалы наименований, позволяющие выделить группы людей волевых и не волевых. Это предполагает рассмотрение воли не столько как волевого действия, сколько как характеристики личности. Делается вывод о том, что дальнейшее изучение психологических свойств этих людей позволит конкретизировать содержание понятия воля и уточнить его структуру.

Социальная философия

Социально-энергетический аспект генерации человеческого капитала: три парадигмы
Ибрагимов Р.Н.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.1-119-140
УДК: 330.82, 331.445
Аннотация:

Изыскания в области человеческого капитала (ЧК) приобрели в отечественной науке фронтальный характер. Эти изыскания имеют место и в методологии. По мере развития проблематики начиная с 1960-х гг. формула расчета ЧК неуклонно усложнялась, вбирая в себя всё новые и новые индикаторы. Даже само это усложнение стало в итоге предметом дискуссий в экспертном сообществе, не говоря уже о необходимости, состоятельности и технологичности учета отдельных составляющих «индекса человеческого развития». Проявлением такого усложнения стал и междисциплинарный характер исследований ЧК. В дискуссию включились социологи, психологи, специалисты в области IT-разработок и др. Соответственно, расширяется и методологический базис исследований и экспертного диалога. Например, уже звучат голоса о необходимости использования в исследованиях ЧК качественных методов.

На этом фоне всё очевиднее становится мультипарадигмальность проблематики. Пока экономисты либертарного толка колдовали над макроэкономическими показателями образования и доходов и экстраполировали результаты на единичного человека как носителя особого капитала, спекулятивная методологическая природа таких процедур ещё могла оставаться в тени. Но чем сложнее игрушка, тем легче её сломать. Оказалось, что ЧК имеет сложное строение, и вопрос, что является основным и обязательным в его структуре, всё сильнее зависит от системы аксиоматических установок и терминологического аппарата. То есть от парадигмы рассмотрения предмета. Альтернативой либертарианству выступает марксистская парадигма, на стороне которой генетический приоритет. Понятия родовой сущности человека и товара «рабочая сил» были введены в научный оборот за столетие до пионеров исследования ЧК.

На наш взгляд, наибольшую интригу в межпарадигмальном полилоге создает виталистская парадигма. По крайней мере, именно здесь можно найти ответ на самый неудобный для теории ЧК вопрос: если интенсивность образовательных практик и капитализация человека находятся в прямой пропорции, то как объяснить тогда пресловутый «синдром троечника»? Прояснить значение мотивационного фактора пассионарности в различных парадигмальных транскрипциях призвана настоящая статья.

От советского народа к российскому: проблема ассимиляции в СССР и Российской Федерации через призму межэтнической брачности
Лурье С.В.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.1-141-159
УДК: 301
Аннотация:

В статье рассматриваются проблемы ассимиляции в СССР и РФ через призму особенностей межэтнических браков в стране. В СССР межэтнические браки были локомотивом ассимиляции. Но была ли это ассимиляция с русскими или с наднациональным образцом – «советским человеком»? В статье рассматривается сценарий «дружбы народов», как он в реальности воплощался в СССР, будучи основой межэтнических браков. Рассматривается роль в ассимиляционных процессах в стране русских, прежде всего тех, кто проживал в союзных республиках и вступал в межэтнические браки, а также отношение к межэтническим бракам в современной России. Анализируются и сравниваются результаты опросов общественного мнения об отношении к межэтнической брачности, рассматриваются выявленные разными исследователями стратегии взаимоотношений в браке межэтнических пар. Приводятся данные проведенного автором социологического опроса среди русских-студентов вузов ряда городов России, по которым изучались соотношения приятия/неприятия межэтнического брака в контексте формирования в стране стихийного социокультурного сценария межэтнических отношений. Делается вывод об отсутствии в сознании россиян ценностных доминант, утверждающих значимость межэтнических браков (как это было в СССР), т.е. этнокультурных предпосылок заключения этнически смешанных браков. Однако сохраняются со времен СССР определенные модели действия, которые облегчают взаимодействие представителей разных народов на обыденном уровне и тем способствуют образованию этнически смешанных брачных союзов, т.е. присутствуют этнопсихологические предпосылки межэтнических браков. Поэтому можно поставить вопрос об остановке ассимиляционных процессов в России. Несмотря на то, что межэтнические браки сегодня порой воспринимаются с тревогой, их доля среди всех браков в России по сравнению с РСФСР почти не сократилась. Однако межэтнические браки существуют в контексте уже не межэтнических, а межличностных отношений и связей порой этнически индифферентной социальной структуры большого российского города, где на поведенческом уровне складывается практически гомогенная среда.

«Корни травы»: политические основания community organizing в США
Шарапов С.В.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.1-160-177
УДК: 323.22/.28
Аннотация:

Практика community organizing (объединение гражданского населения в локальные самоуправляемые сообщества) устойчиво ассоциируется с идеей развития низовой демократии. Предполагается, что такие демократические структуры, независимые от государственной администрации, станут инструментами прямого участия людей в социальном и экономическом развитии непосредственной среды их проживания. Идеологи и практики community organizing в США исходят из того, что благоустройство городской среды есть вопрос политический, а наличие депрессивных районов является результатом неравномерного распределения ресурсов на каждом из уровней: государство – штат – округ – город. В связи с этим community organizing предполагает наделение локальных сообществ политической субъектностью, обучение их коллективным тактикам давления на государственную администрацию с целью принудить ее прислушаться к выдвигаемым сообществом требованиям.

Предпринятый в статье анализ ключевых моделей community organizing в США показывает, что такой подход не устраняет зависимости локальных гражданских сообществ от государства как от основного агента социальной и экономической помощи. Сообщества остаются «средой обслуживания», что значительно сужает социальную базу community organizing. Методы community organizing доказали свою эффективность в объединении малообеспеченных слоев городского населения. Более того, в случае ACORN удалось объединить локальные сообщества в единую централизованную сеть, способную быть проводником «левой» повестки расширения «попечительских» обязательств государства по отношению к беднейшей прослойке. Однако выделение в качестве целевого сегмента малообеспеченных слоев и замыкание на идеологии государства всеобщего благосостояния лишает community organizing возможности стать универсальной моделью развития низовой демократии.

Наука в современной культуре

Последствия реформы ВАК: разрушение системы воспроизводства научных кадров
Сторожук А.Ю.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.1-178-193
УДК: 304.2
Аннотация:

В последние годы происходит поэтапное реформирование системы ВАК. Общее направление реформ сводится к ужесточению требований, предъявляемых к диссертациям, членам диссертационного совета, организациям, при которых открывается совет. Первоначально причинами реформирования было большое число злоупотреблений, и первые этапы реформ были оправданными. Однако на определенном этапе реформ была запущена положительная обратная связь. Существование диссертационных советов было поставлено в зависимость от числа защищенных диссертаций. Сокращение защит повлекло сокращение числа диссертационных советов и наоборот. Наиболее пострадали технически более сложные специальности, по которым было непросто защититься и в дореформенную пору.

В качестве методологии исследования выбран анализ материалов статистики защит диссертаций и сравнение показателей с «дореформенным» 2000 г., взятым за эталон. В статье рассматриваются основные этапы реформ в хронологическом порядке. Материалы статистики показывают, что за несколько лет после реформы число защит докторских диссертаций сократилось почти в три раза, а кандидатских вдвое по сравнению с дореформенными годами. Так, в 2011 г. было введено требование иметь в составе девятнадцать членов совета вместо семнадцати. Далее появилось требование, устанавливающее минимальное число публикаций в научных журналах: не менее трех публикаций должны были иметь соискатели кандидатской степени и не менее 15 статей – соискатели докторских в области общественных и гуманитарных наук. Но наиболее резкий спад защит повлекли реформы 2017 г., когда на свет появилась так называемая «дорожная карта», вводящая жесткие требования как к организациям, открывающим диссертационный совет, так и к его членам. Так, в 2017 г. число защит докторских диссертаций составляет только 13 % от дореформенного количества защит. В долгосрочной перспективе такое снижение может привести к разрушению системы воспроизводства научных кадров, особенно самых значимых научных школ, в которых приняты более высокие критерии оценки работ.

Академия наук в переломную эпоху (1915–1930-е гг.)
Свержевская М.И.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.1-194-204
УДК: 930: 001 (470)
Аннотация:

На протяжении без малого трех столетий Академия наук определяет пути развития и организационные формы российской науки. За это время она пережила немало переломных моментов, в ходе которых пересмотру неоднократно подвергались основы и принципы ее работы. Изучение деятельности Академии в период с 1915 г. по конец 1930-х гг., ознаменованный для нее чередой масштабных структурных трансформаций, является особенно актуальным в условиях нового этапа реформирования РАН. Статья посвящена механизму адаптации Академии наук к меняющимся реалиям в условиях начавшейся Первой мировой войны, революционных событий 1917 г. и последовавших за этим радикальных изменений в политической и общественной жизни страны. Этот механизм напрямую связан с деятельностью Комиссии по изучению естественных производительных сил (КЕПС). КЕПС была учреждена по инициативе выдающегося российского ученого В.И. Вернадского в 1915 г. в целях включения Академии наук в комплексное изучение природных ресурсов России. Она просуществовала в структуре Академии вплоть до 1930 г., явившись родоначальником множества академических и внеакадемических научно-исследовательских институтов. На рубеже 1920–30-х гг. в условиях обострившейся общественно-политической ситуации Академия наук была вынуждена пойти на обширную внутреннюю реорганизацию, в ходе которой на основе Комиссии было создано новое научное учреждение – Совет по изучению производительных сил (СОПС). На момент своего создания Совет состоял из двух секторов – территориального и тематического, первый из которых занимался организацией комплексных и отраслевых экспедиций, а второй руководил изучением производительных сил в лабораториях и институтах Академии наук. В 1930-е гг. СОПС стал главным инструментом приспособления Академии к требованиям государственной власти. Источниковой базой статьи послужили документы Архива РАН, Санкт-Петербургского филиала Архива РАН, Российского государственного архива экономики, а также материалы, представленные в научной периодике.

Философская урбанистика и педагогическое петербурговедение в контексте университетского образования
Шоломова Т.В.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.1-205-216
УДК: 378.016
Аннотация:

В статье речь идет о содержании терминов «философская урбанистика», «педагогическая урбанистика», «педагогическое петербурговедение», которые являются одновременно названиями учебных университетских дисциплин. Философская урбанистика претендует на то, чтобы стать общей теорией города, обобщающей разделы и направления современной урбанистики, включая эстетическую, экономическую, социологическую урбанистику. При этом педагогическую урбанистику предлагается понимать не только как методологию, позволяющую выявлять и использовать в образовательно-воспитательных целях результаты изысканий философской урбанистики, но также и как способ организации городской среды, и как специфические организующие поведение горожан повседневные практики, и как образовательную методику, т.е. как возможность использования исторического пространства города в образовательных и воспитательных целях, поскольку город воспитывает своим обликом, формируя нравственные и эстетические координаты ценностного самоопределения человека.

Именно выявление образовательных возможностей Санкт-Петербурга вызывает наибольшие трудности, поскольку его историческое и культурное значение провоцирует отношение к нему в первую очередь как к памятнику, а не как к предназначенному для жизни и деятельности пространству. В статье приводятся результаты проведенных социологических и педагогических исследований, которые показывают, что жители Петербурга воспринимают свой город именно как пространство для жизни и в этих оценках способны отвлечься от его красот и исторического значения и сосредоточиться на повседневности. Это означает, что, изучая «культурную столицу», нельзя ограничиваться только эстетическим анализом (с учетом того, насколько важной характеристикой современного города является самосознание его жителей), а нужно учитывать особенности Санкт-Петербурга как современного города во всей полноте.

К тому же современные исследования в области урбанистики показывают, что мифологизация городов и городского пространства сегодня может осуществляться не только на культурно-исторической основе. Поводами для мифологизации могут быть наличие крупного производства, упоминания в литературе, в кино и др. Философская урбанистика позволяет выявить и обобщить такие особенности существования города, которые репрезентируют его как целостную систему, функционирующую по собственным правилам и законам.

История научной жизни в СССР-России в воспоминаниях современников

Честный и талантливый рассказ о Новосибирском Академгородке, советском народе и советском обществе (воспоминания Михаила Качана)
Ханин Г.И.
DOI: 10.17212/2075-0862-2019-11.4.1-217-239
УДК: 330.8
Аннотация:

В статье анализируются многотомные воспоминания Михаила Самуиловича Качана «Потомку о моей жизни». Воспоминания состоят из 22 книг и охватывают жизнь автора с детства до 1968 г. Большая часть книг касается жизни, социальной, исследовательской и педагогической деятельности автора в новосибирском Академгородке. Автор как глава объединенного профсоюзного комитета Новосибирского научного центра, его коллеги и сотрудники сыграли огромную роль в улучшении повседневной жизни жителей Академгородка, организации самых разнообразных культурных и спортивных мероприятий, превратив его в остров свободного культурного и политического развития. Находясь в «треугольнике» власти, Качан много знал о внутренней жизни высших должностных лиц Сибирского отделения Академии наук СССР и описал множество ранее неизвестных фактов. Общественная жизнь Академгородка показана в контексте всех значительных политических, культурных, спортивных и иных событий в мире и в СССР.

   На основании мемуаров Михаила Качана сделаны выводы об особенностях характера советского народа, политической и экономической системе в СССР и причинах, вызвавших распад СССР. Анализируются результаты научных работ Сибирского отделения Академии наук СССР. Значительное внимание уделяется влиянию антисемитизма, поддерживаемого государством в СССР, на жизнь Качана и судьбу Советского Союза.